Мессия в позднем иудаизме

Как случилось, что в первом веке нашей эры все ожидали Мессию.

В Евангелии от Матфея 22:42 Иешуа задает вопрос фарисейским ученым: «Что вы думаете о Христе? чей Он сын?» [1]. Фарисеи сразу же отвечали: «Давидов», но этот вопрос, заданный таким образом, предполагал возможность некоторой дискуссии об этом.

Когда эта дискуссия происходила, еврейская традиция, формировавшаяся долгое время, была близка к зрелости.

«Мессия» - это русифицированная форма еврейского слова Машиах, которое подается в Новом Завете на греческом языке как Мессиас (транслитерация) или Христос (перевод). В общем виде оно означает «помазанник», в частном - конкретного человека, который помазан. В древнем Израиле человек становился царем благодаря не коронации, но помазанию, когда на его голову выливался елей [2]. Священников также помазывали, но это выражение используется гораздо чаще в отношении царей [3]. Это выражение было на самом деле лишь одним из нескольких, которые использовались для обозначения великой надежды Израиля.

Времена Давида считались Золотым веком Израиля, время давно прошедшее, но очень желанное. Еврейский народ верил, что Господь контролирует историю, и что Он восстановит состояние Израиля в славном новом Золотом веке, Царстве Божьем. Что сделало эту надежду яркой и живой, что она так резко контрастирует с реальной ситуацией? Иудеи были поочередно предаваемы в руки грешников или врагов. Они были унижены, они страдали. Уже в 71 Псалме содержится молитва, говорящая, что царский сын будет судить «праведно людей Твоих и нищих Твоих на суде». Это царь, который будет иметь власть над народами.

Объективно говоря, даже собственные цари Израиля зачастую были далеки от идеала. Но, что еще хуже, в результате их грехов они часто находились под гнетом языческих завоевателей.

Пророки предсказали, что произойдет резкое изменение в истории Израиля, великое время, когда Израиль будет собран и восстановлен в царство мира, справедливости, братства и праведности [4]. Этот новый Золотой век будет связан с праведным царем, который будет называться по-разному: сыном Давида, Отраслью, а также Мессией [5]. Со временем этот образ открывался провидцам в еще более ослепительном свете. Воплощая в своем лице народ Израиля, он был Сыном Человеческим в книге Даниила 7:13-14. Таргум на Исаию даже идентифицирует его со Страдающим слугой в последней части книги Исаии.

Названная различными именами, эта Мессианская фигура, а также исполнение мессианской надежды были предметом ожиданий, которые часто были разочаровывающими. После возвращения из вавилонского изгнания некоторые видели в Зоровавеле исполнение этой роли. Он был потомком Давида, а персидский царь назначил его правителем Иудеи. Но было бы безумием предполагать, что он мог бросить вызов могущественной Персидской империи.

За персами пришли греки, которых сменили римляне. Труд, датированный последним десятилетием до нашей эры (Псалмы Соломона, 17 глава), воспевал ожидание Сына Давидова, который будет править в праведности, восстановит Израиль, победит врагов и будет уполномочен Святым Духом. Он изображен как смертный человек, но безгрешный. Важно отметить, что славословие заканчивается провозглашением: «Сам Господь наш Царь во веки веков».

Члены кумранской общины, давшие миру Свитки Мертвого моря, также обладали живой надеждой на этого будущего праведного царя. Он должен был быть Мессией, но ниже по рангу, нежели священники. В одном месте в свитках (Правила общины 9.11), говорится о двух Мессиях: «Мессии Аарона и Израиля» - священническом Мессии и царском Мессии.

Другие литературные произведения в первые века нашей эры описывают Мессию либо священнической, либо царской личностью, но в то же время утверждают, что грядущим царством будет править Сам Бог [6]. Труд, названный 2 Ездры (11-13 главы) идентифицирует Мессию с Сыном Человеческим (см. Даниил 7), который умрет, а затем воскреснет из мертвых.

Все эти направления мысли и ожиданий сходились в одну точку в первом веке нашей эры для создания жарких прогнозов и усиленной надежды, которые слишком часто разбивались вдребезги. Возникало много ложных мессий и нетерпеливых людей, которые хотели установить Царство Божие путем насилия. Таков был Иуда Галилеянин и его отец Езекия, а также его потомок Менахем. Таков был человек по имени Февда и безымянный еврей, пришедший из Египта, и, несомненно, многие другие, чьи имена теперь забыты. Римляне сокрушили их всех. В начале второго века великий рабби Акива приветствовал Бар Кохбу как долгожданного Мессию, но оба были убиты римлянами. Неисчислимые тысячи людей погибли в восстаниях, вызванных всеми этими лжемессиями.

Надежды только усиливались от сложности ситуации и кажущейся невероятности их осуществления, ведь разве не предсказывал пророк Даниил: «И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге» (Дан. 12:1)? Волнующие затруднения были ни чем иным, как «родовыми муками Мессии»! Мессианские ожидания накалились добела в первом веке нашей эры и это произошло частично из-за подсчетов, основанных на времени из пророчества книги Даниила. Подтверждение правильности этого вывода приходит из неожиданного источника: Вавилонского Талмуда.

В знаменитом тексте, начинающемся около завершения Трактата Санхедрин 96б мы находим замечательные рассуждения об эсхатологии (конце времени). Они замечательны тем, что раввины, создававшие Талмуд, не были заинтересованы в апокалиптических идеях, породивших в прошлом только бедствия, насколько они это видели. Они не хотели оказывать поддержку и содействие другому Бар Кохбе. И потом, там содержится вопрос об Иешуа и о притязаниях его последователей. Поэтому присутствие этого отрывка в Талмуде является исключительным, и он, вероятно, представляет собой верхушку айсберга. Это скудные остатки распространенного образа мышления, который был общепринятым в эпоху Таннаим. А так как раввины давно отложили эсхатологию на задний план, она должна была появиться здесь из более раннего периода.

Отрывок начинается с намеком на Дан. 7:13, потому что идентифицирует Мессию с «Бар Нафле» - греко-арамейское выражение, означающее «Сын Облаков». Далее следует долгое обсуждение «бедствий Мессии» - проблем, которые будут предшествовать пришествию Мессии, которое произойдет, когда никто не ожидает. На неожиданности пришествия Мессии настаивал Рабби Зера в противовес ученым, которые подсчитывали время пришествия Мессии (97а). Далее представляются примеры таких расчетов. Один из методов основан на «Космической неделе» - после шести тысячелетий истории следует шаббатический миллениум. Другой подсчитывает количество юбилейных лет. Еще один полагается на пророчества Даниила (в частности, на Даниил 7:27) или Аггея, или Псалмов. Но все это прерывается изречением Рабби Шмуэля бар-Нахмани от имени Рабби Йоханана: «Да будут кости тех, кто высчитывает конец [то есть время прихода Мессии], прокляты! Как только наступает час [который они определили], а Мессия не приходит, они говорят: 'Он не придет никогда!'. Лучше ждите его, как написано: 'Хотя он и медлит, ждите его'" (Авв. 2:3)».

О важности таких расчетов в первом веке намекает язык Нового Завета. Евангелие от Марка так резюмирует весть Иешуа, когда он начал свое служение проповеди в Галилее: «Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:15). Павел говорит: «Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону» (Гал. 4:4).

Наш талмудический отрывок переходит от вопроса о том, когда придет Мессия, к необходимым условиям. «Рабби сказал: Все предопределенные даты прошли, и этот вопрос зависит только от покаяния и добрых дел». Затем следует дискуссия Таннаим. Элиэзер бен Хиркана утверждает, что пришествие Мессии может быть ускорено раскаянием, а Егошуа бен Ханания настаивает на том, что все зависит от главной цели Бога и люди ничем не могут ускорить или задержать его.

Пожалуй, наиболее остроумное замечание принадлежит Рабби Иоханану: «Сын Давидов придет только в поколение, которое либо всецело праведно, либо всецело нечестиво»!

Итак, мессианские надежды в позднем иудаизме были предметом живого интереса и существенных дискуссий. Что касается вопроса Иешуа: «Что вы думаете о Мессии?», - ранние христиане имели свой собственный ответ.

 

Роберт М. Джонстон, Доктор философии.
Профессор Нового Завета и Происхождения Христианства

Перевод с английского Александры Обревко

[1] Все библейские цитаты приведены из Русской Синодальной Библии.

[2] См., например, 1 Царств 10:1; 16:1, 12-13.

[3] Существительное машиах 39 раз встречается в Танахе. Около 27 из этих случаев относятся к царю, 6 – к священнику, 2 – к патриархам, а остальные – к различным другим (люди, Кир, щит Саула).

[4] См. такие, как Амос 9, Исаия 11, и Осия 3.

[5] Некоторые тексты, которые говорят об этом идеальном царе и его царствовании - Исаия 11:1-7; Иеремия 23:5-6; Иезекииль 34:20-31 и 37 глава; Михей 5 и Захария 9:9-10.

[6] См., например, Завет Даниила 5:10-13.

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.
Пожалуйста, не размещайте комментарии в стиле «а вот ссылка на мою статью». Такие комментарии могут публиковать только авторы.

Хотите редактировать Ваши комментарии? Зарегистрируйтесь на сайте.


Защитный код
Обновить