Десять дев, еврейская свадьба и Второе пришествие


Двадцать пятая глава Евангелия от Матфея содержит две важные притчи: притчу о десяти девах и притчу о талантах. И если притча о талантах, как мы ранее изучали, имеет истолкование, то притча о девах, представленная в начале главы, предназначена для того, чтобы иллюстрировать не только концепцию Царства Небесного, но и одну из самых серьёзных проблем для всякого последователя Иисуса: ожидание Его Второго пришествия.

С одной стороны, 24-я глава Евангелия от Матфея подробнейшим образом говорит о признаках пришествия, с другой — 42-й стих гласит: «Итак, бодрствуйте, ибо не знаете, в который час Господь ваш придет». То есть время пришествия нам не известно. Иисус строго-настрого предупреждает всех тех, кто, спекулируя на признаках пришествия, пытается вычислить его время: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Матф. 24:36). Вот почему для иллюстрации этой концепции используется эпизод из традиционной иудейской свадьбы I в. н. э.

Таким образом, чтобы правильно истолковать эту притчу, необходимо понимать религиозно-культурный контекст древнееврейского общества, в частности, особенности древнееврейской свадьбы. Свадебный ритуал состоял из трех частей. Примером такой трехчастной структуры служит свадьба Исаака и Ревекки:

  1. Авраам посылает слугу с подарками на поиски невесты для Исаака. Слуга находит Ревекку в Харране, и та ведет его в свой дом, к отцу.
  2. Родственники Ревекки и слуга Авраама составляют брачный договор (кетубу). После этого Ревека садится на верблюда и вместе со слугой отправляется к своему жениху, Исааку.
  3. Исаак вводит Ревекку в свадебный шатер.
Обручение

Первый этап свадебного ритуала представлял собой обручение. Например, в Евангелии от Матфея говорится, что Мария, мать Иисуса, была обручена с Иосифом. В древнееврейском обществе свадьба начиналась с этой части, которая называлась «киддушин», от еврейского глагола «кадаш», что значит «освящать [себе жену]».

В Древнем Израиле обряд обручения был не просто помолвкой, а в буквальном смысле означал «освящение, отделение». Поэтому о мужчине, заключавшем брак, говорилось, что он «пошел освятить себе жену». Во время церемонии киддушин мужчина должен был подарить своей невесте кусочек золота размером не менее половины ячменного зерна (позже эквивалентом стало золотое кольцо), и если девушка принимала этот кусочек золота, она становилась святой, то есть запрещенной для всех, кроме того, от кого приняла это золото.

Следующий элемент свадебного ритуала имел очень важное значение, поскольку определял статус жены. В это время невеста наделялась юридическими правами в отличие от бесправной наложницы. В современном обществе существует мнение, что сожительство и «гражданский брак» — понятия, равнозначные браку. Однако в Библии написано, что у женщины, находящейся в постоянной интимной связи с мужчиной, есть два социально-юридических статуса (в отличие от блуда): наложница и жена. Мужчина мог приобрести себе наложницу за пару овец, не скрепляя отношения с ней документально. Когда же мужчина заключал брак, он дарил невесте подарки (отдавал золото или позже — одевал ей кольцо на указательный палец правой руки). Затем он публично объявлял, обращаясь к ней: «Ты посвящаешься мне [этим золотом, впоследствии — кольцом] по закону Моисея и Израиля (ты свята для меня)». После этого жених отправлялся к ее отцу для выполнения еще одной важнейшей части брачной церемонии.

Заключение брачного договора

В следующей части свадебного ритуала жених составлял с отцом невесты брачный договор, который назывался «кетуба». Отец невесты должен был подписать этот документ, и пока он этого не сделал, брак не считался заключенным.

В связи с этим становится понятным, почему в притче о десяти девах жених задерживается: отец невесты ещё не подписал кетубу, брачный договор. Вот почему именно пример свадьбы Иисус счел подходящим для иллюстрации причин задержки Своего пришествия.

Брачный пир

После возвращения жениха с подписанной кетубой к невесте наступала заключительная фаза свадебного ритуала — брачный пир. Из слов Иисуса становится ясным, что время начала брачного пира, упомянутого в книге Откровение — образа Второго пришествия — зависит только от Небесного Отца.

«И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне [Ангел]: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии» (Откр.19:6-9).

Брачный пир — это третий этап свадебной церемонии, во время которого невеста становится законной женой. С этого момента брак считается заключенным, поэтому молодожены, родители и гости преисполнены радости.

Однако, рассматривая эту притчу-иллюстрацию в контексте Второго пришествия, можно сделать вывод: пока Небесный Отец не подпишет кетубу, брачная вечеря Агнца и Его невесты не наступит. Поэтому никто не имеет право говорить, когда придет Иисус. Даже косвенные признаки не дают право говорить нам об этом: ни политические события, ни войны, ни землетрясения не дают право устанавливать дату Второго пришествия. Поэтому Иисус говорит: «Будьте готовы, время близко».

Светильники

В процессе исследования этой притчи у нас остается ряд неотвеченных вопросов: Какова функция дев, которые пришли со светильниками, и какова роль масла, которого не хватило неразумным девам? Что символизируют их светильники и масло? И почему в этой притче нельзя применить по аналогии образ светильников и масла из книги пророка Захарии?

Прежде всего следует заметить, что далеко не всякий раз, когда мы видим библейские тексты, в которых употребляется слово «елей», нам следует автоматически считать, что речь идёт о Святом Духе. В видении Захария речь прежде всего идет о храмовом семисвечнике, свет которого указывал на присутствие Святого Духа. Притча, конечно же, не говорит, что девы пришли на свадьбу с храмовыми семисвечниками. Дело в том, что в древнееврейское слово «менора», семисвечник, на греческом языке звучит как «люксиа», и в таком виде встречается в греческом переводе Ветхого Завета при описании храмового светильника книге Исход (25:31, 26:35, 27:20), а так же в книге пророка Захарии 4:1. В нашей исследуемой притче о девах употребляется греческое слово «лампас». В греческом переводе Ветхого Завета и даже в книге Захарии 12:6 это слово есть. «В тот день Я сделаю князей Иудиных как жаровню с огнем между дровами и как горящий светильник среди снопов, и они истребят все окрестные народы, справа и слева, и снова населен будет Иерусалим на своем месте, в Иерусалиме». Слова «горящий светильник» в греческом переводе звучат как «лампада пюрос» и передают еврейскою фразу «лапид эш». Еврейское слово «лапид» лучше переводить как «факел» или «пламя».

Именно факелы и были в руках девушек, которые с песнями факельным шествием должны были сопроводить жениха к невесте, которая после подписания ее отцом ктубы становиться законной женой. В Израиле I в. н. э. такие шествия были популярны. Например, на территории женского двора Иерусалимского Храма, отстроенного Иродом, совершали факельное шествие в День Кущей (Суккот). У неразумных дев масла было недостаточно, а потому с потухшими факелами они были непригодны к той роли, которая им была отведена. Отправившись посреди ночи на закрытый базар в безуспешных поисках масла, они, конечно же, пропустили приход жениха и оказались за запертыми дверями.

Каков урок в этой истории со светильниками для нас? Интересно, что греческий глагол «лампто», «светить», однокоренной с существительным «лампас», «факел», встречается в словах Иисуса, которые Он произнёс перед учениками в Своей Нагорной проповеди: «Так да светит («лампто») свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». Как ученики рабби Иисуса, дожидаясь Его второго пришествия, мы должны быть светом миру. В этом фундаментальная роль, которую Он отвёл нам. Наш горящий факел демонстрирует всему миру, что мы ожидаем Его прихода, и в этом наше самое главное упование. Если наш факел погаснет, мы станем бесполезными, а потому нам необходима постоянная поддержка Божья и Его каждодневное присутствие в нашей жизни. Это даём нам Святой Дух, Который обитает в наших сердцах, в то время, как Иисус совершает Свою работу на небе.

Подводя итог, следует отметить, что важно быть готовым ко Второму пришествию, но назначать его дату может только Отец Небесный, поскольку она известна лишь Ему. Возвращение Иисуса положит конец злу, несправедливости, коррупции, однако назначение людьми этой важной даты ошибочно и приводит к разочарованию и неверию.

Известный иудейский философ XII века Моше Маймонид, известный как Рамбам, сказал: «Я верю полной верой в приход Мессии, и даже если он задерживается, я всё же каждый день буду ждать, когда он придёт». Так и мы должны всегда ожидать Второго пришествия Иисуса Мессии и быть к этому постоянно готовыми. Он вернется неожиданно, и нам необходимо постоянно бодрствовать, чтобы встретить Его с горящими светильниками.

 

Александр Болотников,

Директор Научно-исследовательского Центра "Шалом",

Доктор богословия

 

Изображение:Хупа в синагоге на Шестой и Первой в Вашингтоне

 

Нравится