Пришел к своим, и свои не приняли II

Христианство и Новый Завет Исследования
Александр Болотников Просмотров: 666


Несмотря на то, что идумеянин Ирод, прозванный Великим, формально причислял себя к иудаизму и даже провел весьма дорогостоящую реконструкцию Храма, назвать его и его окружение духовными, верующими или ищущими Божьей воли людьми однозначно нельзя. Согласно описанию, которое дает нам Иосиф Флавий, Ирода интересовали лишь власть и политика.

А потому в контексте войны с парфянами, которую он должен был вести для того, чтобы овладеть царским престолом, на который его возвели римляне, «волхвы с востока» виделись ему исключительно как шпионы из враждебного ему и Риму Парфянского царства. А когда они стали спрашивать о царе иудейском, у Ирода не могло не возникнуть воспоминаний об убитом им Антигоне, который в народе считался последним иудейским царем. Умышленно подчеркнутое у Матфея слово «иудейский» явно резало слух Ироду, которого мало кто из евреев признавал иудейским царем. Хасмонеи вели свою родословную от священника Маттафия, отца Иегуды Маккаби (Макавея), руководившего восстанием, приведшим к свержению ига Селевкидов, и обретению Иудеей независимости в 165 году до нашей эры. А потому, несмотря ни на какие библейские пророчества, Ирод по-другому мыслить не мог. Родившегося младенца Царя необходимо уничтожить, потому что Иисус является прямым претендентом на царский престол в Иерусалиме и угрозой стабильности на территории, вверенной ему римлянами. Массовое убийство младенцев в Вифлееме после того, как Иосиф и Мария с Младенцем его покинули, является подтверждением хода мыслей Ирода. Ироду представлялось, что как только весть о младенце Мессии, родившемся в Вифлееме, в городе, где проживали предки и потомки царя Давида, распространится по Иудее, вспыхнет восстание.

Ничего подобного в планах Бога, конечно же, не было, а потому публичное провозглашение исполнения пророчеств Исаии и Михея было бы явно истолковано неверно. Именно поэтому, как пишет Матфей, волхвы, найдя младенца Иисуса в Вифлееме, спешно удалились, не разглашая конкретного места рождения Мессии никому. Время объявления о пришествии Искупителя еще не пришло. А потому только определенные избранные Богом люди узнали о родившемся Спасителе и соответственным образом приветствовали Его. В сложившейся политической обстановке излишнее даже положительное внимание к этому событию было однозначно нежелательно. А потому обвинение евреев в том, что они не встретили новорожденного Иисуса подобающим образом и таким образом уже при рождении отвергли своего Мессию, является неправомерным.

Почему евреи не ждали и не распознали рождение Иисуса по ветхозаветным пророчествам?

Дебаты и споры между иудеями и христианами, в которых христиане обвиняли евреев в отступничестве и отвержении Христа, имеют длительную историю и уходят своими корнями ко второму веку нашей эры. Однако в XIX-XX веках это приняло особую окраску. В риторике некоторых протестантов стали появляться идеи о том, что евреи отвергли Христа, несмотря на то что, все библейские пророчества были перед их глазами. Проблемы подобных обвинений заключаются в том, что для христианина XIX-XX веков, воспринимающего Христа как нечто само собой разумеющееся, любое ветхозаветное пророчество просто констатирует уже свершившийся факт, который в христианстве никогда и не оспаривался. Но если же посмотреть на эти же самые тексты глазами иудея первого века, то картина будет совершенно иной.

Конечно же, в Иудее, находящейся под римским гнетом, мессианские ожидания были весьма серьезные. Однако же, несмотря на то, что пророчества Исаии и Михея, подробно исследованные выше, дают нам важные детали, связанные с рождением Мессии, в том числе и место Его рождения, оба эти мессианские пророчества имеют один общий недостаток. В них не говорится о времени, когда в Вифлееме родится «Владыка», и когда «дева во чреве примет». При таких обстоятельствах ожидать Спасителя довольно непросто.

В ТаНаХе существует всего одно пророчество, которое точно указывает на время пришествия Мессии. «Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки (буквально Мессии-Князя) семь седмин и шестьдесят две седмины» (Даниила 9:25). Согласно информации, записанной в 7-й главе книги Ездры, разрешение на отстройку Иерусалима было дано священнику-книжнику Ездре в 7-й год правления персидского царя Артаксеркса, то есть в 457 году до нашей эры. Если основываться на этом историческом факте, сразу же становится очевидным, что буквальное понимание 69 седмин или недель, что составляет 483 дня, то есть не многим более года, приведет нас к абсурдному результату. Ни о каком приходе Мессии в 455 году до нашей эры речи быть не могло. Именно это приводит нас к необходимости воспользоваться принципом апокалиптического временного исчисления, при котором день является символическим представлением года. В результате такого прибавления у нас выходит, что «Христос Владыка» пришел в 27 году нашей эры. Это явно не указывает на год рождения Иисуса, а на год Его крещения. Таким образом, если на основании библейских пророчеств евреи должны были ожидать пришествия Мессии, то это ожидание должно было быть не в 4 году до нашей эры, когда Иисус родился в Вифлееме, а тридцатью годами позже. Только Лука в 3-й главе своего Евангелия указывает на то, что на момент крещения Иисусу было около 30 лет. А пророчества, которое особым образом предсказывало бы время рождения Мессии, в Ветхом Завете нет.

В этой связи возникает естественный вопрос: приняли ли евреи Иисуса в 27 году? Матфей отвечает на этот вопрос однозначно. «Тогда Иерусалим и вся Иудея, и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои» (3:5-6). В этом тексте речь идет об Иоанне Крестителе, сыне священника Захарии и Елизаветы, служение которого Матфей называет «гласом вопиющего», исполняющим пророчество Исаии, записанное в 40-й главе его книги. «В пустыне приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть [спасение Божие]; ибо уста Господни изрекли это» (стихи 3-5, пунктуация исправлена в соответствии с синтаксисом оригинала).

Марк в своем Евангелии прямо называет Иоанна Крестителя вестником (по-гречески АНГЕЛОС), приготовляющим путь Мессии. Цитируя заключительное пророчество ТаНаХа, изреченное последним иудейским пророком Малахией в 3-й главе его книги, Марк начинает свое Евангелие именно повествованием об Иоанне Крестителе.

В отличие от повествования о рождении Иисуса, служение Иоанна Предтечи подробно описано во всех четырех Евангелиях. Именно Иоанн делает публичное представление миссии Иисуса как Агнца Божия, берущего на Себя грехи мира. И если в случае с историей зачатия Марии и рождения Младенца об этом знает только узкий круг людей, которым Святой Дух лично дает особое откровение, то при крещении Иисуса Святой Дух в присутствии всего народа нисходит на Иисуса в виде голубя. Более того, Сам Всевышний Своим голосом провозглашает перед всеми присутствующими: «Ты Сын мой возлюбленный, в котором Мое благоволение» (Марк 1:11). Подобное публичное откровение происходило только единожды в истории, когда Господь на горе Синай изрёк Свое десятисловное откровение пред всем израильским народом.

Вышеприведенные факты однозначно свидетельствуют о том, что в Евангелиях крещению Иисуса уделяется больше места и внимания, нежели рождению. Именно крещение Иисуса является исполнением пророчества о времени пришествия Мессии, а потому этому событию евангелисты явно отдают приоритет. Современная церковная традиция празднования Рождества как главного христианского праздника является свидетельством богословской непоследовательности. Если церковь желает подчеркнуть факт пришествия Мессии, то ей следует праздновать праздник Крещения. Если же желаем подчеркнуть факт воплощения, то следует праздновать Благовещение. И если в традиционном церковном календаре присутствуют все три праздника, то евангельские христиане, фокусируясь на рождении Христа, загоняют себя в тупик, демонстрируя противоречивость своей теологии, которая в данном случае явно отступает от лютеровского принципа Sola Scriptura. Празднование Рождества в эпоху Реформации, поощряемое самим Лютером и популярное в новообразованной Англиканской церкви, показывает, что протестанты, отвергая католическую традицию на словах, на самом деле произвольно выбирали для себя те церковные традиции, которые им казались подходящими, не пользуясь при этом руководством Писания. Вот почему английские пуритане и другие преследуемые нонконформисты категорически отвергали празднование Рождества и даже запрещали его празднование в колониях Нового Света. Золотая лихорадка середины XIX века привела на Американский континент иммигрантов нового типа, для которых богатство было важнее библейской веры. И с этими новыми переселенцами из доброй старой Англии пришло в Америку празднование Рождества, став самым главным государственным праздником в США.

Именно в те годы протестантские проповедники Америки стали поощрять развитие англиканских рождественских традиций с целью донести до этих новых иммигрантов, которые, по сути, были номинальными христианами, весть о рождении Спасителя. Делая это, они ставили целью как-то преобразить сердца этих людей, направив их ко Христу через привычные им церковные традиции. Именно в этом контексте и родилась гомилетическая риторика, представляющая негативный образ евреев, отказавшихся приветствовать и признать младенца Христа.

Однако же подобные обвинения в адрес евреев первого века являются абсолютно беспочвенными и библейски не обоснованными. Подобно евангелисту Марку, Лука начинает свое Евангелие с повествования об Иоанне Крестителе. Уникальность Евангелия от Луки заключается в том, что в нем представлена не только история о зачатии и рождении Иисуса, но и рассказ о зачатии и рождении того, кто станет пророком-предтечей Иисуса. Также интересно заметить, что, подобно Исаии, пророчествовавшем о рождении младенца Мессии, пророк Малахия в своей книге предрекает появление вестника (в греческом переводе — ангела): «Вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою» (Малахия 3:1). Более того, в заключительных стихах книги Малахии сказано: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного» (4:5). Через четыре столетия Иисус отнесет эти слова пророка именно к Иоанну Крестителю: «Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя... И, если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти» (Матфея 11:11, 14).

В еврейской традиции до сих пор популярна песня, слова которой с иврита можно перевести так: «Илия-пророк, Илия-фесвитянин, Илия, Илия-галаадитянин придет вскоре в наши дни в Мессией, сыном Давида». Именно это и сделал Иоанн креститель, который представил миру Иисуса — Мессию сына Давида.

Кем были «свои», которые не приняли Иисуса?

Те, кто ставят в вину евреям то, что они не распознали, не признали и не встретили торжественно родившегося в Вифлееме Спасителя, не берут во внимание значение Иоанна Крестителя, история которого раскрыта во всех четырех Евангелиях. А потому, если бы Бог ожидал от евреев, чтобы они всенародно приветствовали Иисуса при Его рождении, Иоанн Креститель должен был бы родиться на 30 лет раньше. Однако же, если смотреть то, как Евангелия описывают реакцию евреев на его служение, то видно, что она весьма позитивная. И Матфей, и Марк подчеркивают, что к Иоанну на Иордан выходили множество иудеев и жителей Иерусалима и, принимая от него водное крещение, исповедовали грехи. Именно в этом и заключалась миссия Иисуса, о котором Иоанн Креститель, завидев Его издали, провозгласил: «вот Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира. Сей есть, о Котором я сказал: “за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня”» (Иоанна 1:29-30). Евангелия говорят о том, что у Иоанна были ученики, многие из которых стали учениками Иисуса. Многие из тех евреев, которые приняли служение Иоанна Крестителя, были подготовлены к пришествию Мессии и приняли Его. Именно от Иоаннового крещения приходят к Иисусу Его ученики, среди которых все были евреями. Согласно тому, что записал Лука в первой главе книги Деяния, необходимым условием вхождения в круг 12 апостолов являлось принятие крещения от Иоанна.

Естественно, были и те, которые не приняли, включая Ирода Антипу, казнившего Иоанна, и издевавшегося над Иисусом перед Его смертью. Однако, как уже говорилось, потомки Ирода Первого, династия Иродиадов, не имели еврейского происхождения. Скептически относились к Иоанну Крестителю саддукеи и фарисеи, но они боялись открыто выражать свой скепсис. Этим воспользовался Иисус, задав однажды прилюдно вопрос: «крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков?» (Матфея 21:25). Совещаясь между собой, оппоненты Иисуса заметили: «если сказать: “от человеков”, — боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка» (стих 26). Данные слова являются убедительным отражением уровня поддержки, которой пользовался Иисус среди простого еврейского народа. Преднамеренное преуменьшение в некоторых христианских проповедях количества евреев, принявших Иисуса, в том числе и в результате пророческого служения Иоанна Крестителя, прежде всего унижает тех евреев, которые последовали за Христом 2000 лет назад и делают это в настоящее время. Подобные гомилетические приемы вряд ли способствуют поднятию духовности христианской паствы в рождественские дни, но лишь плодят стереотипы и сеют ненависть и вражду в умах христиан по отношению к евреям.

Естественно возникает вопрос о том, что имел в виду Иоанн, написавший в своем Евангелии: «Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Иоанна 1:11). На основании проведенного исследования однозначно видно, что слово «свои» не может относиться ко всему еврейскому народу. Однако Лука пишет, что после Своего крещения и противоборства с дьяволом в пустыне Иисус возвращается в Назарет, в город, где Его знали, где Он вырос, и где проживали Его многочисленные родственники. Там, как говорится в 4-й главе Евангелия от Луки, Иисуса чуть не сбросили со скалы Его кровные родственники за то, что Он отнес к Себе слова пророка Исаии: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение и узникам открытие темницы, проповедывать лето Господне благоприятное и день мщения Бога нашего, утешить всех сетующих, возвестить сетующим на Сионе, что им вместо пепла дастся украшение, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда» (Исаии 61:1-3). Однако же не все евреи именно так воспринимали Иисуса. Для многих жителей Галилеи Он стал истинным светом и источником спасения.

 

 

Александр Болотников,

Директор Научно-исследовательского Центра "Шалом",

Доктор богословия

 

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.
Пожалуйста, не размещайте комментарии в стиле «а вот ссылка на мою статью». Такие комментарии могут публиковать только авторы.

Хотите редактировать Ваши комментарии? Зарегистрируйтесь на сайте.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

Вход на сайт

 

Недельная глава

Дварим / Второзаконие | Ки Таво כי־תבוא

Еврейский «День благодарения»

Эта Недельная глава начинается с описания праздника бикурим – еврейского «Дня благодарения».

Подробнее...

Выбор Редакции

Почему пошли в большевизм: горькие уроки истории

…и злословящих тебя прокляну (Бытие 12:3)

Когда я учился в старших классах в годы перестройки, мне очень часто приходилось слышать о том, что огромный процент среди революционеров и чекистов составляли евреи. Интересно, что в хрущевские и брежневские годы разгула советского государственного антисемитизма и антисионизма, эти факты не упоминались.

Сага о спасении еврейских детей в Англии

Вскорбной истории Холокоста шесть миллионов страниц, и какую ни открой – везде боль и ужас. Но есть в этой истории одна глава, листая которую испытываешь противоречивые чувства. Как в знакомой нам песне, это – радость со слезами на глазах.

 

Путешествия